"в ладонях"

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

"в ладонях" > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — среда, 14 ноября 2018 г.
Рим chigurh в сообществе Объединенная зона безопасности 02:37:56
Вот и собрав несколько впечатлений от Рима все же решила написать. На самом деле впечатления скорее смешанные и неоднозначные. Во-первых, дорога из Киева заняла практически весь день, хотя на самолете лететь прямым рейсом 2,5 часа(!). Из-за сбитого режима волнения я не спала всю ночь, утром в восемь утра уже пила кофе и дособирала чемоданы. Нас зарснее предупредили, что рейс перенесли на два часа вперед, так что в 12:10 только вылет.
Первое, что удивило, что прилетели мы быстрее, чем должны были примерно на поласа. Это очень смутило ибо как бы есть регламент полета, что это за маршрут вообще?.. но они исправились и не подавали пешеходный рукав около 30 минут. В аэропорту все стали как стадо баранов ожидая когда стеклянная дверца к лестнице откроется. Мы с Барабанщиком вернулись и сказали, что дверь закрыта. Чувак пошел и сбоку просто убрал ограничительную ленточку(!!!)
Весь самолет как бараны стоял бы так очень и очень долго. Люди сзади не знали о том, что впереди, а те, кто впереди им было влом.
Потом около 10 минут ехали на монорельсе до аэропорта. После этого граница. И тут начался самый треш. Ибо очередь для no visa и citizens - одна, рядом очередь для ребят с визой. И вместе с нашим самолетом приземлился самолет аэрофлота, поэтому в очереди были люди, которые просто ошиблись)
(Конечно же, в какой-то момент они начали понимать, и сразу «ой, да вот с безвизом, а смотри как проверяеют то долго)))00 с визой штамп и все». Это не так, но это как в законах Мерфи: длинна минуты зависит от того по какую сторону туалетной двери вы находитесь).
Потом электричка до центра города: ждали 25 минут и ехали 30. Потом автобус до апартаментов: ждали 1,5 часа(!) и ехали минут 20-30. Потом шли еще минут 10.
Женщина показывала квартиру и оказалось, что это Ирина из Запорожья. Честно сказать, она упала нам на хвост, но показала отличный ресторан в центре с вкуснейшей пастой и пиццей, а также как вообще добраться до центра. Она хотела очень еще с нами тусить/бухать винишко. Но по ходу всего этого мы решили разойтись ибо мы были крайне уставшими и хотели пройтись и домой. Она нам сказала что ехать обратно 4 остановки... и кажется нас решила тупо обмануть. От той остановки мы шли еще минут 20-30. Было холодно, неприятно. Хотя было около 6 вечера и только недавно зашло солнце. Мы закупились в магазине продовольствием и плелись к дому.
Отбой в десять вечера и проснулись.... я проснулась в час. Не особо туристичное поведение. Мы пошли искать керфур, чтобы купить симки, ибо без интернета просто беда в городе. В керфуре их не оказалось и решили все же пойти сначала в музей, а потом уже в центр за симками. Мы заплутали, взяли по обалденному капучино и решаем как дальше. К нам подошел парень и сказал, что из Сенегала, спросил откуда мы, мы сказали. Он начал впаривать товары «аутентичные для его страны, но из пластика». Но мы корректно морознулись и сказали, что не заинтересованы. И тут начинает происходить какая-то жесть: парень просит 2 евро на кофе, мы говорим «нет», парень говорит «отдай свой кофе» к мч. Мы опешили и начинаем не понимать происходящне. Мы снова говорим «нет», и тут он начинает прям возмущаться и становится агрессивным будто мы должны это сделать. Барабанщик смотрит на меня и явно растерялся, я ему «решай», а потом в итоге вступила в диалог и сказала, что нет, так не пойдет. Парень ушел поняв, что от нас ничего не дождаться, но это было прям ОЧЕНЬ И ОЧЕНЬ НЕПРИЯТНО.
После этого начали сторониться всех кто хоть что-то продает, более того, в центре это еще более навязчево, но не так агрессивно. Буквально бежал парень через всю площадь (ибо людей было к вечеру мало), чтобы продать цветы. Сидим в заведении и мне прямо в лицо розы вскнули пока ем, прям не гипербола, а по-настоящему розы в лицо ‘D кстати, в самом центре отвратительная еда, вот прям очень мерзкая.
Возвращаясь к нашей переферии центра. Мы все же дошли до узея современного искусства и там не работало больше полоаины ибо меняется экспозиция. И все снова не юзерфрендли. Сначала инфопоинт, который похож на кассу, в центре огромный круглый стол-касса, похожий на инфопоинт. Нам сказали идти к лифту, а там сказали, что надо сначала в гардероб сдать куртки и рюкзак. Это можно сделать между инфопоинтом и кассой: сначала рюкзак в ящик и залог в 1евро, потом в гардероб куртки. Экономят место тем, что куртку на куртку надевают.
Мы сразу на лифт и на третий этаж и оттуда решили постепенно спускаться. Зал был посвящен фотографии современного фотографа, это его работы за последние 20 лет и все это было из горячих точек. Из Сектор Газа были еще масакра-видео. Были фотографии того как пристрелили черного в США. Был живой, а потом нет. Ожидающие казни в Бейруте, японцы после землетрясений. Вспомнила АТО и не могла воспринимать школьников учащихся понимать смысл этих фотографий.. там были группы, которые сидели и много записывали, шутили и смеялись. И как-то это весело и грустно одновременно.
На третьем этаже были разнообразные инсталляции, увидела знакомую работу Агнешки Польской, которую видела еще в Моцаке, она очень милые и серьезные работы делает)
В общем, данная экспозиция вся была посаящена ИИ, причем не на какие-то отдаленно похожие футуристические сюжеты для продажи, а прям настоящие рассуждения. Там даже была работа программиста, который считает себя художником ))) его работу не запомнила, но нескол ко работ были по-настоящему сильные. Первая - это комиксы(чуть позже выставлю фото и название) о роботах пытающихся понять мир. И вроде крайне банальная тема, но то как роботы пытаются присвоить значение слову «свобода» это прям очень. И понять границу своего существования.
Вторая - длинное видео будто играют нубы в игру «кто столкнет с крыши». На видео множество каких-то персонажей, которые то в лаву зайдет, то ноги поломает, то деревья снесет, то стоит и горит, то других сжигает. Барабанщик начал дико орать с этого, ибо прям проникся «это же о том как ИИ узнает свои границы. Вот есть мир, который движется своим алгоритмом, и ии, которое имеет свой алгоритм, и вот в его мире он может ломать ноги, залезть в лаву, но вот по законам этого мира он сгорит»
Но надо еще раз его послушать, ибо он такое интересное задвинул!
И работа третья - это виртуальные очки: гуляешь по лесу, рассматриваешь все, движешься, а потом падаешь с пропасти. Теряешься в пространстве сразу, я серьезно. Когда нет ни рук, ни ног на экране, то вообще плохо осознаешь все. Падая с обрыва у меня сжалось все будто падаю на американских горках. Но сижу я на квадратном стуле.
——

Все завтра!

Категории: Путешествия
Вчера — вторник, 13 ноября 2018 г.
Калейдоскоп Верховная боль в сообществе Бесконечность 10:27:40
Взрыв огромным консервным ножом вспорол корпус ракеты.
Людей выбросило в космос, подобно дюжине трепещущих серебристых рыб.
Их разметало в черном океане, а корабль, распавшись на миллион осколков, полетел дальше, словно рой метеоров в поисках затерянного Солнца.
- Беркли, Беркли, ты где?
Слышатся голоса, точно дети заблудились в холодной ночи.
- Вуд, Вуд!
- Капитан!
- Холлис, Холлис, я Стоун.
- Стоун, я Холлис. Где ты?
- Не знаю. Разве тут поймешь? Где верх? Я падаю. Понимаешь, падаю.
Подробнее…Они падали, падали, как камни падают в колодец. Их разметало, будто двенадцать палочек, подброшенных вверх исполинской силой. И вот от людей остались только одни голоса - несхожие голоса, бестелесные и исступленные, выражающие разную степень ужаса и отчаяния.
- Нас относит друг от друга.
Так и было. Холлис, медленно вращаясь, понял это. Понял и в какой-то мере смирился. Они разлучились, чтобы идти каждый своим путем, и ничто не могло их соединить. Каждого защищал герметический скафандр и стеклянный шлем, облекающий бледное лицо, но они не успели надеть силовые установки. С маленькими двигателями они были бы точно спасательные лодки в космосе, могли бы спасать себя, спасать других, собираться вместе, находя одного, другого, третьего, и вот уже получился островок из людей, и придуман какой-то план... А без силовой установки на заплечье они - неодушевленные метеоры, и каждого ждет своя отдельная неотвратимая судьба.
Около десяти минут прошло, пока первый испуг не сменился металлическим спокойствием. И вот космос начал переплетать необычные голоса на огромном черном ткацком стане; они перекрещивались, сновали, создавая прощальный узор.


- Холлис, я Стоун. Сколько времени можем мы еще разговаривать между собой?
- Это зависит от скорости, с какой ты летишь прочь от меня, а я-от тебя.
- Что-то около часа.
- Да, что-нибудь вроде того, - ответил Холлис задумчиво и спокойно.
- А что же все-таки произошло? - спросил он через минуту.
- Ракета взорвалась, только и всего. С ракетами это бывает.
- В какую сторону ты летишь?
- Похоже, я на Луну упаду.
- А я на Землю лечу. Домой на старушку Землю со скоростью шестнадцать тысяч километров в час. Сгорю, как спичка.
Холлис думал об этом с какой-то странной отрешенностью. Точно он видел себя со стороны и наблюдал, как он падает, падает в космосе, наблюдал так же бесстрастно, как падение первых снежинок зимой, давным- давно.



Остальные молчали, размышляя о судьбе, которая поднесла им такое: падаешь, падаешь, и ничего нельзя изменить. Даже капитан молчал, так как не мог отдать никакого приказа, не мог придумать никакого плана, чтобы все стало по-прежнему.
- Ох, как долго лететь вниз. Ох, как долго лететь, как долго, долго, долго лететь вниз, - сказал чей-то голос. -Не хочу умирать, не хочу умирать, долго лететь вниз...
- Кто это?
- Не знаю.
- Должно быть, Стимсон. Стимсон, это ты?
- Как долго, долго, сил нет. Господи, сил нет.
- Стимсон, я Холлис. Стимсон, ты слышишь меня?
Пауза, и каждый падает, и все порознь.
- Стимсон.
- Да. - Наконец-то ответил.
- Стимсон, возьми себя в руки, нам всем одинаково тяжело.
- Не хочу быть здесь. Где угодно, только не здесь.
- Нас еще могут найти.
- Должны найти, меня должны найти, - сказал Стимсон. - Это неправда, то, что сейчас происходит, неправда.
- Плохой сон, - произнес кто-то.
- Замолчи!-крикнул Холлис.
- Попробуй, заставь, - ответил голос. Это был Эплгейт. Он рассмеялся бесстрастно, беззаботно. - Ну, где ты?
И Холлис впервые ощутил всю невыносимость своего положения. Он захлебнулся яростью, потому что в этот миг ему больше всего на свете хотелось поквитаться с Эплгейтом. Он много лет мечтал поквитаться, а теперь поздно, Эплгейт - всего лишь голос в наушниках.
Они падали, падали, падали...

Двое начали кричать, точно только сейчас осознали весь ужас, весь кошмар происходящего. Холлис увидел одного из них: он проплыл мимо него, совсем близко, не переставая кричать, кричать...
- Прекрати!
Совсем рядом, рукой можно дотянуться, и все кричит. Он не замолчит. Будет кричать миллион километров, пока радио работает, будет всем душу растравлять, не даст разговаривать между собой.
Холлис вытянул руку. Так будет лучше. Он напрягся и достал до него. Ухватил за лодыжку и стал подтягиваться вдоль тела, пока не достиг головы. Космонавт кричал и лихорадочно греб руками, точно утопающий. Крик заполнил всю Вселенную.


"Так или иначе, - подумал Холлис. - Либо Луна, либо Земля, либо метеоры убьют его, зачем тянуть?"
Он раздробил его стеклянный шлем своим железным кулаком. Крик захлебнулся. Холлис оттолкнулся от тела, предоставив ему кувыркаться дальше, падать дальше по своей траектории.
Падая, падая, падая в космос, Холлис и все остальные отдались долгому, нескончаемому вращению и падению сквозь безмолвие.
- Холлис, ты еще жив?
Холлис промолчал, но почувствовал, как его лицо обдало жаром.
- Это Эплгейт опять.
- Ну что тебе, Эплгейт?
- Потолкуем, что ли. Все равно больше нечем заняться.
Вмешался капитан:
- Довольно. Надо придумать какой-нибудь выход.
- Эй, капитан, молчал бы ты, а? - сказал Эплгейт.
- Что?
- То, что слышал. Плевал я на твой чин, до тебя сейчас шестнадцать тысяч километров, и давай не будем делать из себя посмешище. Как это Стимсон сказал: нам еще долго лететь вниз.
- Эплгейт!
- А, заткнись. Объявляю единоличный бунт. Мне нечего терять, ни черта. Корабль ваш был дрянненький, и вы были никудышным капитаном, и я надеюсь, что вы сломаете себе шею, когда шмякнетесь о Луну.
- Приказываю вам замолчать!
- Давай, давай, приказывай. - Эплгейт улыбнулся за шестнадцать тысяч километров. Капитан примолк. Эплгейт продолжал: - Так на чем мы остановились, Холлис? А, вспомнил. Я ведь тебя тоже терпеть не могу. Да ты и сам об этом знаешь. Давно знаешь.
Холлис бессильно сжал кулаки.
- Послушай-ка, что я скажу,- не унимался Эплгейт.- Порадую тебя. Это ведь я подстроил так, что тебя не взяли в "Рокет компани" пять лет назад.
Мимо мелькнул метеор. Холлис глянул вниз: левой кисти как не бывало. Брызнула кровь. Мгновенно из скафандра вышел весь воздух. Но в легких еще остался запас, и Холлис успел правой рукой повернуть рычажок у левого локтя; манжет сжался и закрыл отверстие. Все произошло так быстро, что он не успел удивиться. Как только утечка прекратилась, воздух в скафандре вернулся к норме. И кровь, которая хлынула так бурно, остановилась, когда он еще сильней повернул рычажок - получился жгут.


Все это происходило среди давящей тишины. Остальные болтали. Один из них, Леспер, знай себе, болтал про свою жену на Марсе, свою жену на Венере, свою жену на Юпитере, про свои деньги, похождения, пьянки, игру и счастливое времечко. Без конца тараторил, пока они продолжали падать. Летя навстречу смерти, он предавался воспоминаниям и был счастлив.
До чего все это странно. Космос, тысячи космических километров - и среди космоса вибрируют голоса. Никого не видно, только радиоволны пульсируют, будоражат людей.
- Ты злишься, Холлис?
- Нет.
Он и впрямь не злился. Вернулась отрешенность, и он стал бесчувственной глыбой бетона, вечно падающей в никуда.
- Ты всю жизнь карабкался вверх, Холлис. И не мог понять, что вдруг случилось. А это я успел подставить тебе ножку как раз перед тем, как меня самого выперли.
- Это не играет никакой роли, - ответил Холлис"
Совершенно верно. Все это прошло. Когда жизнь прошла, она словно всплеск кинокадра, один миг на экране; на мгновение все страсти и предрассудки сгустились и легли проекцией на космос, но прежде чем ты успел воскликнуть: "Вон тот день счастливый, а тот несчастный, это злое лицо, а то доброе", - лента обратилась в пепел, а экран погас.
Очутившись на крайнем рубеже своей жизни и оглядываясь назад, он сожалел лишь об одном: ему всего-навсего хотелось жить еще. Может быть, у всех умирающих/такое чувство, будто они и не жили? Не успели вздохнуть как следует, как уже все пролетело, конец? Всем ли жизнь кажется такой невыносимо быстротечной - или только ему, здесь, сейчас, когда остался всего час-другой на раздумья и размышления?
Чей-то голос - Леспера - говорил:
- А что, я пожил всласть. Одна жена на Марсе, вторая на Венере, третья на Юпитере. Все с деньгами, все меня холили. Пил, сколько влезет, раз проиграл двадцать тысяч долларов.
"Но теперь-то ты здесь, - подумал Холлис. - У меня ничего такого не было. При жизни я завидовал тебе, Леспер, пока мои дни не были сочтены, завидовал твоему успеху у женщин, твоим радостям. Женщин я боялся и уходил в космос, а сам мечтал о них и завидовал тебе с твоими женщинами, деньгами и буйными радостями. А теперь, когда все позади и я падаю вниз, я ни в чем тебе не завидую, ведь все прошло, что для тебя, что для меня, сейчас будто никогда и не было ничего". Наклонив голову, Холлис крикнул в микрофон:
- Все это прошло, Леспер!
Молчание.
- Будто и не было ничего, Леспер!
- Кто это? - послышался неуверенный голос Леспера.
- Холлис.
Он подлец. В душу ему вошла подлость, бессмысленная подлость умирающего. Эплгейт уязвил его, теперь он старается сам кого-нибудь уязвить. Эплгейт и космос - и тот и другой нанесли ему раны.
- Теперь ты здесь, Леспер. Все прошло. И точно ничего не было, верно?
- Нет.
- Когда все прошло, то будто и не было. Чем сейчас твоя жизнь лучше моей? Сейчас - вот что важно. Тебе лучше, чем мне? Ну?
- Да, лучше!
- Это чем же?
- У меня есть мои воспоминания, я помню! - вскричал Леспер где-то далеко-далеко, возмущенно прижимая обеими руками к груди свои драгоценные воспоминания.
И ведь он прав. У Холлиса было такое чувство, словно его окатили холодной водой. Леспер прав. Воспоминания и вожделения не одно и то же. У него лишь мечты о том, что он хотел бы сделать, у Леспера воспоминания о том, что исполнилось и свершилось. Сознание этого превратилось в медленную, изощренную пытку, терзало Холлиса безжалостно, неумолимо.


- А что тебе от этого? - крикнул он Лесперу. - Теперь- то? Какая радость от того, что было и быльем поросло? Ты в таком же положении, как и я.
- У меня на душе спокойно, - ответил Леспер. - Я свое взял. И не ударился под конец в подлость, как ты.
- Подлость? - Холлис повертел это слово на языке.
Сколько он себя помнил, никогда не был подлым, не смел быть подлым. Не иначе, копил все эти годы для такого случая. "Подлость". Он оттеснил это слово в глубь сознания. Почувствовал, как слезы выступили на глазах и покатились вниз по щекам. Кто-то услышал, как у него перехватило голос.
- Не раскисай, Холлис.
В самом деле, смешно. Только что давал советы другим, Стимсону, ощущал в себе мужество, принимая его за чистую монету, а это был всего-навсего шок и - отрешенность, возможная при шоке. Теперь он пытался втиснуть в считанные минуты чувства, которые подавлял целую жизнь.
- Я понимаю, Холлис, что у тебя на душе, - прозвучал затухающий голос Леспера, до которого теперь было уже тридцать тысяч километров. - Я не обижаюсь.
"Но разве мы не равны, Леспер и я? - недоумевал он. - Здесь, сейчас? Что прошло, то кончилось, какая теперь от этого радость? Так и так конец наступил". Однако он знал, что упрощает: это все равно что пытаться определить разницу между живым человеком и трупом. У первого есть искра, которой нет у второго, эманация, нечто неуловимое.


Так и они с Леспером: Леспер прожил полнокровную жизнь, он же, Холлис, много лет все равно что не жил. Они пришли к смерти разными тропами, и если смерть бывает разного рода, то их смерти, по всей вероятности, будут различаться между собой, как день и ночь. У смерти, как и у жизни, множество разных граней, и коли ты уже когда-то умер, зачем тебе смерть конечная, раз навсегда, какая предстоит ему теперь?
Секундой позже он обнаружил, что его правая ступня начисто срезана. Прямо хоть смейся. Снова из скафандра вышел весь воздух. Он быстро нагнулся: ну, конечно, кровь, метеор отсек ногу до лодыжки. Ничего не скажешь, у этой космической смерти свое представление о юморе. Рассекает тебя по частям, точно невидимый черный мясник. Боль вихрем кружила голову, и он, силясь не потерять сознание, затянул рычажок на колене, остановил кровотечение, восстановил давление воздуха, выпрямился и продолжал падать, падать - больше ничего не оставалось.
- Холлис?
Он сонно кивнул, утомленный ожиданием смерти.
- Это опять Эплгейт, - сказал голос.
- Ну.
- Я подумал. Слышал, что ты говорил. Не годится так. Во что мы себя превращаем! Недостойная смерть получается. Изливаем друг на друга всю желчь. Ты слушаешь, Холлис?
- Да.
- Я соврал. Только что. Соврал. Никакой ножки я тебе не подставлял. Сам не знаю, зачем так сказал. Видно, захотелось уязвить тебя. Именно тебя. Мы с тобой всегда соперничали. Видишь - как жизнь к концу, так и спешишь покаяться. Видно, это твое зло вызвало у меня стыд. Так или не так, хочу, чтобы ты знал, что я тоже вел себя по- дурацки. В том, что я тебе говорил, ни на грош правды, И катись к черту.
Холлис снова ощутил биение своего сердца. Пять минут оно словно и не работало, но теперь конечности стали оживать, согреваться. Шок прошел, прошли также приступы ярости, ужаса, одиночества. Как будто он только что из-под холодного душа, впереди завтрак и новый день.
- Спасибо, Эплгейт.
- Не стоит. Выше голову, старый мошенник.
- Эй, - вступил Стоун.
- Что тебе? - отозвался Холлис через просторы космоса; Стоун был его лучшим другом на корабле.
- Попал в метеорный рой, такие миленькие астероиды.
- Метеоры?
- Это, наверно, Мирмидоны, они раз в пять лет пролетают мимо Марса к Земле. Меня в самую гущу занесло. Кругом точно огромный калейдоскоп... Тут тебе все краски, размеры, фигуры. Ух ты, красота какая, этот металл!
Тишина.
- Лечу с ними, - снова заговорил Стоун. - Они захватили меня. Вот чертовщина!
Он рассмеялся.
Холлис напряг зрение, но ничего не увидел. Только крупные алмазы и сапфиры, изумрудные туманности и бархатная тушь космоса, и глас всевышнего отдается между хрустальными бликами. Это сказочно, удивительно : вместе с потоком метеоров Стоун будет много лет мчаться где-то за Марсом и каждый пятый год возвращаться к Земле, миллион веков то показываться в поле зрения планеты, то вновь исчезать. Стоун и Мирмидоны, вечные и нетленные, изменчивые и непостоянные, как цвета в калейдоскопе - длинной трубке, которую ты в детстве наставлял на солнце и крутил.
- Прощай, Холлис. - Это чуть слышный голос Стоуна. - Прощай.


- Счастливо! - крикнул Холлис через пятьдесят тысяч километров.
- Не смеши, - сказал Стоун и пропал.
Звезды подступили ближе.
Теперь все голоса затухали, удаляясь каждый по своей траектории, кто в сторону Марса, кто в космические дали. А сам Холлис... Он посмотрел вниз. Единственный из всех, он возвращался на Землю.
- Прощай.
- Не унывай.
- Прощай, Холлис. - Это Эплгейт.
Многочисленные: "До свидания". Отрывистые:
"Прощай". Большой мозг распадался. Частицы мозга, который так чудесно работал в черепной коробке несущегося сквозь космос ракетного корабля, одна за другой умирали; исчерпывался смысл их совместного существования. И как тело гибнет, когда перестает действовать мозг, так и дух корабля, и проведенные вместе недели и месяцы, и все, что они означали друг для друга, - всему настал конец. Эплгейт был теперь всего-навсего отторженным от тела пальцем; нельзя подсиживать, нельзя презирать. Мозг взорвался, и мертвые никчемные осколки разбросало, не соберешь. Голоса смолкли, во всем космосе тишина. Холлис падал в одиночестве.
Они все очутились в одиночестве. Их голоса умерли, точно эхо слов всевышнего, изреченных и отзвучавших в звездной бездне. Вон капитан улетел к Луне, вон метеорный рой унес Стоуна, вон Стимсон, вон Эплгейт на пути к Плутону, вон Смит, Тэрнер, Ундервуд и все остальные; стеклышки калейдоскопа, которые так долго составляли одушевленный узор, разметало во все стороны.
"А я? - думал Холлис. - Что я могу сделать? Есть ли еще возможность чем-то восполнить ужасающую пустоту моей жизни? Хоть одним добрым делом загладить подлость, которую я накапливал столько лет, не подозревая, что она живет во мне! Но ведь здесь, кроме меня, никого нет, а разве можно в одиночестве сделать доброе дело? Нельзя. Завтра вечером я войду в атмосферу Земли".
"Я сгорю, - думал он, - и рассыплюсь прахом по всем материкам. Я принесу пользу. Чуть-чуть, но прах есть прах, земли прибавится".


Он падал быстро, как пуля, как камень, как железная гиря, от всего отрешившийся, окончательно отрешившийся. Ни грусти, ни радости в душе, ничего, только желание сделать доброе дело теперь, когда всему конец, доброе дело, о котором он один будет знать.
"Когда я войду в атмосферу, - подумал Холлис, - то сгорю, как метеор".
- Хотел бы я знать, - сказал он, - кто-нибудь увидит меня?

Мальчуган на проселочной дороге поднял голову и воскликнул:
- Смотри, мама, смотри! Звездочка падает!
Яркая белая звездочка летела в сумеречном небе Иллинойса.
- Загадай желание, - сказала его мать. - Скорее загадай желание.


Рэй Брэдбери

­­
Уснувший в Армагеддоне Верховная боль в сообществе Бесконечность 10:27:28
Никто не хочет смерти, никто не ждет ее.
Просто что-то срабатывает не так, ракета поворачивается боком, астероид стремительно надвигается,
закрываешь руками глаза - чернота, движение, носовые двигатели неудержимо тянут вперед, отчаянно хочется жить - и некуда податься.
Какое-то мгновение он стоял среди обломков...
Мрак. Во мраке неощутимая боль. В боли - кошмар.
Он не потерял сознания.
Подробнее…"Твое имя?" - спросили невидимые голоса. "Сейл, - ответил он, крутясь в водовороте тошноты, - Леонард Сейл". - "Кто ты?" - закричали голоса. "Космонавт!" - крикнул он, один в ночи. "Добро пожаловать", - сказали голоса. "Добро... добро...". И замерли.
Он поднялся, обломки рухнули к его ногам, как смятая, порванная одежда.
Взошло солнце, и наступило утро.
Сейл протиснулся сквозь узкое отверстие шлюза и вдохнул воздух. Везет. Просто везет. Воздух пригоден для дыхания. Продуктов хватит на два месяца. Прекрасно, прекрасно! И это тоже! - Он ткнул пальцем в обломки. - Чудо из чудес! Радиоаппаратура не пострадала.
Он отстучал ключом: "Врезался в астероид 787. Сейл. Пришлите помощь. Сейл. Пришлите помощь". Ответ не заставил себя ждать: "Хелло, Сейл. Говорит Адамс из Марсопорта. Посылаем спасательный корабль "Логарифм". Прибудет на астероид 787 через шесть дней. Держись".
Сейл едва не пустился в пляс.
До чего все просто. Попал в аварию. Жив. Еда есть. Радировал о помощи. Помощь придет. Ля-ля-ля! Он захлопал в ладоши.
Солнце поднялось, и стало тепло. Он не ощущал страха смерти. Шесть дней пролетят незаметно. Он будет есть, он будет спать. Он огляделся вокруг. Опасных животных не видно, кислорода достаточно. Чего еще желать? Разве что свинины с бобами. Приятный запах разлился в воздухе.


Позавтракав, он выкурил сигарету, глубоко затягиваясь и медленно выпуская дым. Радостно покачал головой. Что за жизнь. Ни царапины. Повезло. Здорово повезло.
Он клюнул носом. Спать, подумал он. Неплохая идея. Вздремнуть после еды. Времени сколько угодно. Спокойно. Шесть долгих, роскошных дней ничегонеделания и философствования. Спать.
Он растянулся на земле, положил голову на руку и закрыл глаза.
И в него вошло, им овладело безумие. "Спи, спи, о спи, - говорили голоса. - А-а, спи, спи" Он открыл глаза. Голоса исчезли. Все было в порядке. Он передернулся, покрепче закрыл глаза и устроился поудобнее. "Ээээээээ", - пели голоса далеко- далеко. "Ааааааах", - пели голоса. "Спи, спи, спи, спи, спи", - пели голоса. "Умри, умри, умри, умри, умри", - пели голоса. "Оооооооо!" - кричали голоса. "Мммммммм", - жужжала в его мозгу пчела. Он сел. Он затряс головой. Он зажал уши руками. Прищурившись, поглядел на разбитый корабль. Твердый металл. Кончиками пальцев нащупал под собой крепкий камень. Увидел на голубом небосводе настоящее солнце, которое дает тепло.


"Попробуем уснуть на спине", - подумал он и снова улегся. На запястье тикали часы. В венах пульсировала горячая кровь.
"Спи, спи, спи, спи", - пели голоса.
"Ооооооох", - пели голоса.
"Ааааааах", - пели голоса.
"Умри, умри, умри, умри, умри. Спи, спи, умри, спи, умри, спи, умри! Оохх, Аахх, Эээээээ!" Кровь стучала в ушах, словно шум нарастающего ветра.
"Мой, мой, - сказал голос. - Мой, мой, он мой"
"Нет, мой, мой, - сказал другой голос. - Нет, мой, мой, он мой!"
"Нет, наш, наш, - пропели десять голосов. - Наш, наш, он наш!"
Его пальцы скрючились, скулы свело спазмой, веки начали вздрагивать.


"Наконец-то, наконец-то, - пел высокий голос. - Теперь, теперь. Долгое-долгое ожидание. Кончилось, кончилось, - пел высокий голос. - Кончилось, наконец-то кончилось!"
Словно ты в подводном мире. Зеленые песни, зеленые видения, зеленое время. Голоса булькают и тонут в глубинах морского прилива. Где-то вдалеке хоры выводят неразборчивую песнь. Леонард Сейл начал метаться в агонии. "Мой, мой", - кричал громкий голос. "Мой, мой", - визжал другой. "Наш, наш", - визжал хор.
Грохот металла, звон мечей, стычка, битва, борьба, война. Все взрывается, его мозг разбрызгивается на тысячи капель.
"Эээээээ!"
Он вскочил на ноги с пронзительным воплем. В глазах у него все расплавилось и поплыло. Раздался голос:
"Я Тилле из Раталара. Гордый Тилле, Тилле Кровавого Могильного Холма и Барабана Смерти. Тилле из Раталара, Убийца Людей!"
Потом другой: "Я Иорр из Вендилло, Мудрый Иорр, Истребитель Неверных!"
"А мы воины, - пел хор, - мы сталь, мы воины, мы красная кровь, что течет, красная кровь, что бежит, красная кровь, что дымится на солнце".
Леонард Сейл шатался, будто под тяжким грузом. "Убирайтесь! - кричал он. - Оставьте меня, ради бога, оставьте меня!"
"Ииииии", - визжал высокий звук, словно металл по металлу.
Молчание.
Он стоял, обливаясь потом. Его била такая сильная дрожь, что он с трудом держался на ногах. Сошел с ума, подумал он. Совершенно спятил. Буйное помешательство. Сумасшествие.
Он разорвал мешок с продовольствием и достал химический пакет.


Через мгновение был готов горячий кофе. Он захлебывался им, ручейки текли по нёбу. Его бил озноб. Он хватал воздух большими глотками.
Будем рассуждать логично, сказал он себе, тяжело опустившись на землю; кофе обжег ему язык. Никаких признаков сумасшествия в его семье за последние двести лет не было. Все здоровы, вполне уравновешенны. И теперь никаких поводов для безумия. Шок? Глупости. Никакого шока. Меня спасут через шесть дней. Какой может быть шок, раз нет опасности? Обычный астероид. Место самое-самое обыкновенное. Никаких поводов для безумия нет. Я здоров.
"Ии?" - крикнул в нем тоненький металлический голосок. Эхо. Замирающее эхо.
"Да! - закричал он, стукнув кулаком о кулак. - Я здоров!"
"Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха". Где-то заухал смех. Он обернулся. "Заткнись, ты!" - взревел он. "Мы ничего не говорили", - сказали горы. "Мы ничего не говорили", - сказало небо. "Мы ничего не говорили", - сказали обломки.
"Ну, ну, хорошо, - сказал он неуверенно. - Понимаю, что не вы".
Все шло как положено.
Камешки постепенно накалялись. Небо было большое и синее. Он поглядел на свои пальцы и увидел, как солнце горит в каждом черном волоске. Он поглядел на свои башмаки, покрытые пылью, и внезапно почувствовал себя очень счастливым оттого, что принял решение. Я не буду спать, подумал он. Раз у меня кошмары, зачем спать? Вот и выход.
Он составил распорядок дня. С девяти утра (а сейчас было именно девять) до двенадцати он будет изучать и осматривать астероид, а потом желтым карандашом писать в блокноте обо всем, что увидит. После этого он откроет банку сардин и съест немного консервированного хлеба с толстым слоем масла. С половины первого до четырех прочтет девять глав из "Войны и мира". Он вытащил книгу из-под обломков и положил ее так, чтобы она была под рукой. У него есть еще книжка стихов Т. С. Элиота. Это чудесно.


Ужин - в полшестого, а потом от шести до десяти он будет слушать радиопередачи с Земли - комиков с их плоскими шутками, и безголосого певца, и выпуски последних новостей, а в полночь передача завершится гимном Объединенных Наций.
А потом?
Ему стало нехорошо.
До рассвета я буду играть в солитер, подумал он. Сяду и стану пить горячий черный кофе и играть в солитер без жульничества, до самого рассвета. "Хо-хо", - подумал он.
"Ты что-то сказал?" - спросил он себя.
"Я сказал: "Хо-хо", - ответил он. - Рано или поздно ты должен будешь уснуть".
"У меня сна - ни в одном глазу", - сказал он.
"Лжец", - парировал он, наслаждаясь разговором с самим собой.
"Я себя прекрасно чувствую", - сказал он.
"Лицемер", - возразил он себе.
"Я не боюсь ночи, сна и вообще ничего не боюсь", - сказал он.
"Очень забавно", - сказал он.
Он почувствовал себя плохо. Ему захотелось спать. И чем больше он боялся уснуть, тем больше хотел лечь, закрыть глаза и свернуться в клубочек.
"Со всеми удобствами?" - спросил его иронический собеседник.
"Вот сейчас я пойду погулять и осмотрю скалы и геологические обнажения и буду думать о том, как хорошо быть живым", - сказал он.
"О господи! - вскричал собеседник. - Тоже мне Уильям Сароян!"
Все так и будет, подумал он, может быть, один день, может быть, одну ночь, а как насчет следующей ночи и следующей? Сможешь ты бодрствовать все это время, все шесть ночей? Пока не придет спасательный корабль? Хватит у тебя пороху, хватит у тебя силы?
Ответа не было.
Чего ты боишься? Я не знаю. Этих голосов. Этих звуков. Но ведь они не могут повредить тебе, не так ли?
Могут. Когда-нибудь с ними придется столкнуться...
А нужно ли? Возьми себя в руки, старина. Стисни зубы, и вся эта чертовщина сгинет.
Он сидел на жесткой земле и чувствовал себя так, словно плакал навзрыд. Он чувствовал себя так, как если бы жизнь была кончена и он вступал в новый и неизведанный мир. Это было как в теплый, солнечный, но обманчивый день, когда чувствуешь себя хорошо, - в такой день можно или ловить рыбу, или рвать цветы, или целовать женщину, или еще что-нибудь делать. Но что ждет тебя в разгар чудесного дня?
Смерть.
Ну, вряд ли это.
Смерть, настаивал он.
Он лег и закрыл глаза. Он устал от этой путаницы. Отлично подумал он, если ты смерть, приди и забери меня. Я хочу понять, что означает эта дьявольская чепуха.
И смерть пришла.
"Эээээээ", - сказал голос.
"Да, я это понимаю, - сказал Леонард Сейл. - Ну, а что еще?"
"Ааааааах", - произнес голос.
"И это я понимаю", - раздраженно ответил Леонард Сейл. Он похолодел. Его рот искривила дикая гримаса.
"Я - Тилле из Раталара, Убийца Людей!"
"Я - Иорр из Вендилло, Истребитель Неверных!"
"Что это за планета?" - спросил Леонард Сейл, пытаясь побороть страх.
"Когда-то она была могучей", - ответил Тилле из Раталара.
"Когда-то место битв", - ответил Иорр из Вендилло.
"Теперь мертвая", - сказал Тилле.
"Теперь безмолвная", - сказал Иорр.
"Но вот пришел ты", - сказал Тилле.
"Чтобы снова дать нам жизнь", - сказал Иорр.
"Вы умерли, - сказал Леонард Сейл, весь корчащаяся плоть. - Вы ничто, вы просто ветер".
"Мы будем жить с твоей помощью".
"И сражаться благодаря тебе".
"Так вот в чем дело, - подумал Леонард Сейл. - Я должен стать полем боя, так?.. А вы - друзья?"
"Враги!" - закричал Иорр.
"Лютые враги!" - закричал Тилле.
Леонард страдальчески улыбнулся. Ему было очень плохо. "Сколько же вы ждали?" - спросил он.
"А сколько длится время?"
"Десять тысяч лет?"
"Может быть".
"Десять миллионов лет?"
"Возможно".
"Кто вы? - спросил он. - Мысли, духи, призраки?"
"Все это и даже больше".
"Разумы?"
"Вот именно".
"Как вам удалось выжить?"
"Ээээээээ", - пел хор далеко-далеко.
"Ааааааах", - пела другая армия в ожидании битвы.
"Когда-то это была плодородная страна, богатая планета. На ней жили два народа, две сильные нации, а во главе их стояли два сильных человека. Я, Иорр, и он, тот, что зовет себя Тилле. И планета пришла в упадок, и наступило небытие. Народы и армии все слабели и слабели в ходе великой войны, длившейся пять тысяч лет. Мы долго жили и долго любили, пили много, спали много и много сражались. И когда планета умерла, наши тела ссохлись, и только со временем наука помогла нам выжить".
"Выжить, - удивился Леонард Сейл. - Но от вас ничего не осталось".


"Наш разум, глупец, наш разум! Чего стоит тело без разума?"
"А разум без тела? - рассмеялся Леонард Сейл. - Я нашел вас здесь. Признайтесь, это я нашел вас!"
"Точно, - сказал резкий голос. - Одно бесполезно без другого. Но выжить - это и значит выжить, пусть даже бессознательно. С помощью науки, с помощью чуда разум наших народов выжил".
"Только разум - без чувства, без глаз, без ушей, без осязания, обоняния и прочих ощущений?"
"Да, без всего этого. Мы были просто нереальностью, паром. Долгое время. До сегодняшнего дня".
"А теперь появился я", - подумал Леонард Сейл.
"Ты пришел, - сказал голос, - чтобы дать нашему уму физическую оболочку. Дать нам наше желанное тело".
"Ведь я только один", - подумал Сейл.
"И тем не менее ты нам нужен".
"Но я - личность. Я возмущен вашим вторжением"
"Он возмущен нашим вторжением. Ты слышал его, Иорр? Он возмущен!"
"Как будто он имеет право возмущаться!"
"Осторожнее, - предупредил Сейл. - Я моргну глазом, и вы пропадете, призраки! Я пробужусь и сотру вас в порошок!"
"Но когда-нибудь тебе придется снова уснуть! - закричал Иорр. - И когда это произойдет, мы будем здесь, ждать, ждать, ждать. Тебя".
"Чего вы хотите?"
"Плотности. Массы. Снова ощущений".
"Но ведь моего тела не хватает на вас обоих".
"Мы будем сражаться друг с другом".
Раскаленный обруч сдавил его голову. Будто в мозг между двумя полушариями вгоняли гвоздь.
Теперь все стало до ужаса ясным. Страшно, блистательно ясным. Он был их вселенной. Мир его мыслей, его мозг, его череп поделен на два лагеря, один - Иорра, другой - Тилле. Они используют его!
Взвились знамена под рдеющим небом его мозга. В бронзовых щитах блеснуло солнце. Двинулись серые звери и понеслись в сверкающих волнах плюмажей, труб и мечей.
"Эээээээ!" Стремительный натиск.
"Ааааааах!" Рев.
"Наууууу!" Вихрь.
"Мммммммммммммм..."
Десять тысяч человек столкнулись на маленькой невидимой площадке. Десять тысяч человек понеслись по блестящей внутренней поверхности глазного яблока. Десять тысяч копий засвистели между костями его черепа. Выпалили десять тысяч изукрашенных орудий. Десять тысяч голосов запели в его ушах. Теперь его тело было расколото и растянуто, оно тряслось и вертелось, оно визжало и корчилось, черепные кости вот-вот разлетятся на куски. Бормотание, вопли, как будто через равнины разума и континент костного мозга, через лощины вен, по холмам артерий, через реки меланхолии идет армия за армией, одна армия, две армии, мечи сверкают на солнце, скрещиваясь друг с другом, пятьдесят тысяч умов, нуждающихся в нем, использующих его, хватают, скребут, режут. Через миг - страшное столкновение, одна армия на другую, бросок, кровь, грохот, неистовство, смерть, безумство!
Как цимбалы звенят столкнувшиеся армии!
Охваченный бредом, он вскочил на ноги и понесся в пустыню. Он бежал и бежал и не мог остановиться.
Он сел и зарыдал. Он рыдал до тех пор, пока не заболели легкие. Он рыдал безутешно и долго. Слезы сбегали по его щекам и капали на растопыренные дрожащие пальцы. "Боже, боже, помоги мне, о боже, помоги мне", - повторял он.
Все снова было в порядке.

Было четыре часа пополудни. Солнце палило скалы. Через некоторое время он приготовил и съел бисквиты с клубничным джемом. Потом, как в забытьи, стараясь не думать, вытер запачканные руки о рубашку.
По крайней мере, я знаю, с кем имею дело, подумал он. О господи, что за мир! Каким простодушным он кажется на первый взгляд, и какой он чудовищный на самом деле! Хорошо, что никто до сих пор его не посещал. А может, кто-то здесь был? Он покачал головой, полной боли. Им можно только посочувствовать, тем, кто разбился здесь раньше, если только они действительно были. Теплое солнце, крепкие скалы, и никаких признаков враждебности. Прекрасный мир.


До тех пор, пока не закроешь глаза и не забудешься. А потом ночь, и голоса, и безумие, и смерть на неслышных ногах.
"Однако я уже вполне в норме, - сказал он гордо. - Вот посмотри", - и вытянул руку. Подчиненная величайшему усилию воли, она больше не дрожала. "Я тебе покажу, кто здесь правитель, черт возьми! - пригрозил он безвинному небу. - Это я". - И постучал себя в грудь.
Подумать только, что мысль может прожить так долго! Наверно, миллион лет все эти мысли о смерти, смутах, завоеваниях таились в безвредной на первый взгляд, но ядовитой атмосфере планеты и ждали живого человека, чтобы он стал сосудом для проявления их бессмысленной злобы.
Теперь, когда он почувствовал себя лучше, все это казалось, глупостью. Все, что мне нужно, думал он, это продержаться шесть суток без сна. Тогда они не смогут так мучить меня. Когда я бодрствую, я хозяин положения. Я сильнее, чем эти сумасшедшие военачальники с их идиотскими ордами трубачей и носителей мечей и щитов.
"Но выдержу ли я? - усомнился он. - Целых шесть ночей? Не спать? Нет, я не буду спать. У меня есть кофе, и таблетки, и книги, и карты. Но я уже сейчас устал, так устал, - думал он. - Продержусь ли я?"
Ну а если нет... Тогда пистолет всегда под рукой.
Интересно, куда денутся эти дурацкие монархи, если пустить пулю на помост, где они выступают? На помост, который - весь их мир. Нет. Ты, Леонард Сейл, слишком маленький помост. А они слишком мелкие актеры. А что если пустить пулю из-за кулис, разрушив декорации занавес, зрительный зал? Уничтожить помост, всех, кто неосторожно попадется на пути!
Прежде всего снова радировать в Марсопорт. Если найдут возможность прислать спасательный корабль поскорее, может быть, удастся продержаться. Во всяком случае, надо предупредить их, что это за планета; такое невинное с виду место в действительности не что иное, как обиталище кошмаров и дикого бреда.
Минуту он стучал ключом, стиснув зубы. Радио безмолвствовало.
Оно послало призыв о помощи, приняло ответ и потом умолкло навсегда.
"Какая насмешка, - подумал он. - Остается одно - составить план".
Так он и сделал. Он достал свой желтый карандаш и набросал шестидневный план спасения.
"Этой ночью, - писал он, - прочесть еще шесть глав "Войны и мира". В четыре утра выпить горячего черного кофе. В четверть пятого вынуть колоду карт и сыграть десять партий в солитер. Это займет время до половины седьмого, затем еще кофе. В семь послушать первые утренние передачи с Земли, если приемник вообще работает. Работает ли?"
Он проверил работу приемника. Тот молчал.
"Хорошо, - написал он, - от семи до восьми петь все песни, какие знаешь, развлекать самого себя. От восьми до девяти думать об Элен Кинг. Вспомнить Элен. Нет, думать об Элен прямо сейчас".
Он подчеркнул это карандашом.
Остальные дни были расписаны по минутам. Он проверил медицинскую сумку. Там лежало несколько пакетиков с таблетками, которые помогут не спать. Каждый час по одной таблетке все эти шесть суток. Он почувствовал себя вполне уверенным. "Ваше здоровье, Иорр, Тилле!" Он проглотил одну из возбуждающих таблеток и запил ее глотком обжигающего черного кофе.
Итак, одно следовало за другим, был Толстой, был Бальзак, ромовый джин, кофе, таблетки, прогулки, снова Толстой, снова Бальзак, опять ромовый джин, снова солитер. Первый день прошел так же, как второй, а за ним третий.
На четвертый день он тихо лежал в тени скалы, считая до тысячи пятерками, потом десятками, только чтобы загрузить чем-нибудь ум и заставить его бодрствовать. Глаза его так устали, что он вынужден был часто промывать их холодной водой. Читать он не мог, голова разламывалась от боли. Он был так изнурен, что уже не мог и двигаться. Лекарства привели его в состояние оцепенения. Он напоминал бодрствующую восковую фигуру. Глаза его остекленели, язык стал похож на заржавленное острие пики, а пальцы словно обросли мехом и ощетинились иглами.
Он следил за стрелкой часов... Еще секундой меньше, думал он. Две секунды, три секунды, четыре, пять, десять, тридцать секунд. Целая минута. Теперь уже на целый час меньше осталось ждать. О корабль, поспеши же к назначенной цели!
Он тихо засмеялся.
А что случится, если он бросит все и уплывет в сон? Спать, спать, быть может, грезить. Весь мир - помост. Что, если он сдастся в неравной борьбе и падет?
"Ииииииии", - высокий, пронзительный, грозный звук разящего металла.
Он содрогнулся. Язык шевельнулся в сухом, шершавом рту.
Иорр и Тилле снова начнут свои стародавние распри.
Леонард Сейл совсем сойдет с ума.
И победитель овладеет останками этого безумца - трясущимся, хохочущим диким телом - и пошлет его скитаться по лицу планеты на десять, двадцать лет, а сам надменно расположится в нем и будет творить суд, и отправлять на казнь величественным жестом, и навещать души невидимых танцовщиц. А самого Леонарда Сейла, то, что от него останется, отведут в какую-нибудь потаенную пещеру, где он пробудет двадцать безумных лет, кишащий червями и войнами, насилуемый древними диковинными мыслями.
Когда придет спасательный корабль, он не найдет ничего. Сейла спрячет ликующая армия, сидящая в его голове. Спрячет где-нибудь в расщелине, и Сейл станет гнездом, в котором какой-нибудь Иорр будет высиживать свои гнусные планы. Эта мысль едва не убила его.
Двадцать лет безумия. Двадцать лет пыток, двадцать лет, заполненных делами, которые ты не хочешь делать. Двадцать лет бушующих войн, двадцать лет тошноты и дрожи.
Голова его упала на колени. Веки со скрежетом разомкнулись и с легким шумом закрылись. Барабанная перепонка устало хлопнула.
"Спи, спи", - запели слабые голоса.
"У меня... у меня есть к вам предложение, - подумал Леонард Сейл. - Слушайте, ты, Иорр, и ты, Тилле! Иорр, ты, и ты тоже, Тилле! Иорр, ты можешь владеть мной по понедельникам, средам и пятницам. Тилле, ты будешь сменять его по воскресеньям, вторникам и субботам. В четверг я выходной. Согласны?"
"Ээээээээ", - пели морские приливы, кипя в его мозгу.
"Оооооооох", - мягко-мягко пели отдаленные голоса.
"Что вы скажете? Поладим на этом, Иорр, Тилле?"
"Нет!" - ответил один голос.
"Нет!" - сказал другой.
"Жадюги, оба вы жадюги! - жалобно вскричал Сейл. - Чума на оба ваших дома!"
Он спал.

Он был Иорром, и драгоценные кольца сверкали на его руках. Он появился у ракеты и выставил вперед руку, направляя слепые армии. Он был Иорром, древним предводителем воинов, украшенных драгоценными камнями.
И он был Тилле, любимцем женщин, убийцей собак!
Почти бессознательно его рука потянулась к кобуре у бедра. Спящая рука вытащила пистолет Рука поднялась, пистолет прицелился. Армии Тилле и Иорра вступили в бой.
Пистолет выстрелил.
Пуля оцарапала лоб Сейла и разбудила его.
Выбравшись из осады, он не спал следующие шесть часов. Теперь он знал, что это безнадежно. Он промыл и перевязал рану. Он пожалел, что не прицелился точнее, тогда все было бы уже кончено. Он взглянул на небо. Еще два дня. Еще два. Торопись, корабль, торопись. Он отупел от бессонницы.
Бесполезно. К концу этого срока он уже вовсю бредил. Он поднял пистолет, и положил его, и поднял снова, приложил к голове, нажал было пальцем на спусковой крючок, передумал, снова посмотрел на небо.
Наступила ночь. Он попытался читать, но отбросил книгу прочь. Разорвал ее и сжег, просто чтобы чем-нибудь заняться.
Как он устал! Через час, решил он.
"Если ничего не случится, я убью себя. Теперь серьезно. На этот раз не струшу". Он приготовил пистолет и положил его на землю рядом с собой.
Теперь он был очень спокоен, хотя и ужасно измучен. С этим будет покончено.
В небе показалось пламя.
Это было так неправдоподобно, что он заплакал.
"Ракета", - сказал он, вставая. "Ракета!" - закричал он, протирая глаза, и побежал вперед.
Пламя становилось все ярче, росло, опускалось.
Он бешено размахивал руками, спеша вперед, бросив пистолет, и припасы, и все.
"Вы видите это, Иорр, Тилле! Дикари, чудовища, я вас одолел! Я победил! За мной пришли! Я победил, черт бы вас побрал".
Он злорадно усмехнулся, поглядев на скалы, небо, на собственные руки.
Ракета села. Леонард Сейл, качаясь, ждал, когда откроется дверь.
"Прощай, Иорр, прощай, Тилле!" - ухмыляясь, с горящими глазами, победно закричал он.
"Ээээээ", - затих вдалеке рев.
"Ааааааах", - угасли голоса.
Широко раскрылся шлюзовой люк ракеты. Из него выпрыгнули два человека.
- Сейл? - спросили они. - Мы - корабль АСДН номер тринадцать. Перехватили ваш SOS и решили сами вас подобрать. Корабль из Марсопорта придет только послезавтра. Мы бы хотели немного отдохнуть. Неплохо здесь переночевать, потом забрать вас, и отправиться дальше.
- Нет, - произнес Сейл, и лицо его исказилось от ужаса. - Нельзя переночевать...
Он не мог говорить. Он упал на землю.
- Быстрей, - произнес над ним голос в туманном вихре. - Дай ему немного жидкой пищи и снотворного. Ему нужна еда и отдых.
- Не надо отдыха! - завопил Сейл.
- Бредит, - тихо сказал один из них.
- Нельзя спать! - вопил Сейл.
- Тише, тише, - сказал человек нежно. Игла вонзилась в руку Сейла.
Сейл колотил руками и ногами.
- Не надо спать, поедем! - страшно кричал он. - Ну поедем!
- Бред, - сказал один. - Шок.
- Не надо снотворного! - пронзительно кричал Сейл.
Снотворное разливалось по его телу.
"Эээээээээ", - пели древние ветры.
"Ааааааааааах", - пели древние моря.
- Не надо снотворного, нельзя спать, пожалуйста, не надо, не надо, не надо! - кричал Сейл, пытаясь подняться. - Вы... не... знаете!..
- Не волнуйся, старик, ты теперь в безопасности, не о чем беспокоиться.
Леонард Сейл спал. Двое стояли над ним. По мере того как они смотрели на него, черты его лица менялись все больше и больше.
Он стонал, и плакал, и рычал во сне. Его лицо беспрестанно преображалось. Это было лицо святого, грешника, злого духа, чудовища, мрака, света, одного, множества, армии, пустоты - всего, всего!
Он корчился во сне.
- Ээээээээээ! - взорвался криком его рот. - Иииииии! - визжал он.
- Что с ним? - спросил один из спасителей.
- Не знаю. Дать еще снотворного?
- Да, еще дозу. Нервы. Ему надо много спать.
Они вонзили иглу в его руку. Сейл корчился, плевался и стонал.
И вдруг умер.
Он лежал, а двое стояли над ним.
- Какой ужас! - сказал один. - Как ты это объяснишь?
- Шок. Бедный малый. Какая жалость. - Они закрыли ему лицо. - Ты когда-нибудь видел подобное лицо?
- Абсолютно безумное.
- Одиночество. Шок.
- Да. Боже, что за выражение! Не хотел бы я когда-нибудь еще увидеть такое лицо.
- Какая беда, ждал нас, и мы прибыли, а он все равно умер.
Они огляделись вокруг.
- Что будем делать? Переночуем здесь?
- Да. И хорошо бы не в корабле.
- Сначала похороним его, конечно.
- Само собой,
- И будем спать на свежем воздухе, ладно? Хорошо снова поспать на свежем воздухе. После двух недель в этом проклятом корабле.
- Давай. Я подыщу для него место. А ты готовь ужин, идет?
- Идет.
- Хорошо поспим сегодня.
- Отлично, отлично.
Они выкопали могилу, прочитали молитву. Потом молча выпили по чашке вечернего кофе. Они вдыхали сладкий воздух планеты и смотрели на чудесное небо и яркие и прекрасные звезды.
- Какая ночь! - сказали они, укладываясь.
- Приятных сновидений, - сказал один, поворачиваясь.
И другой ответил:
- Приятных сновидений.
Они заснули.


Рэй Брэдбери

­­
Позавчера — понедельник, 12 ноября 2018 г.
3308 Aida Lemann в сообществе Delusional insanity 11:22:09

Отвержен­ная

­­


Категории: Andrew Scott, Gif
Взято: ВОРОН panda21 08:46:30
­Artemida933 28 мая 2018 г. 01:08:48 написала в своём дневнике ­Вечная...Призрачна­я...Встречная...
ВОРОН
Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий,
Задремал я над страницей фолианта одного,
И очнулся вдруг от звука, будто кто-то вдруг застукал,
Будто глухо так затукал в двери дома моего.
«Гость,— сказал я,— там стучится в двери дома моего,
Гость — и больше ничего».
Ах, я вспоминаю ясно, был тогда декабрь ненастный,
И от каждой вспышки красной тень скользила на ковер.
Ждал я дня из мрачной дали, тщетно ждал, чтоб книги дали
Облегченье от печали по утраченной Линор,
По святой, что там, в Эдеме ангелы зовут Линор,—
Безыменной здесь с тех пор.
Шелковый тревожный шорох в пурпурных портьерах, шторах
Полонил, наполнил смутным ужасом меня всего,
И, чтоб сердцу легче стало, встав, я повторил устало:
«Это гость лишь запоздалый у порога моего,
Гость какой-то запоздалый у порога моего,
Гость-и больше ничего».
И, оправясь от испуга, гостя встретил я, как друга.
«Извините, сэр иль леди,— я приветствовал его,—
Задремал я здесь от скуки, и так тихи были звуки,
Так неслышны ваши стуки в двери дома моего,
Что я вас едва услышал»,— дверь открыл я: никого,
Тьма — и больше ничего.
Тьмой полночной окруженный, так стоял я, погруженный
В грезы, что еще не снились никому до этих пор;
Тщетно ждал я так, однако тьма мне не давала знака,
Слово лишь одно из мрака донеслось ко мне: «Линор!»
Это я шепнул, и эхо прошептало мне: «Линор!»
Прошептало, как укор.
В скорби жгучей о потере я захлопнул плотно двери
И услышал стук такой же, но отчетливей того.
«Это тот же стук недавний,—я сказал,— в окно за ставней,
Ветер воет неспроста в ней у окошка моего,
Это ветер стукнул ставней у окошка моего,—
Ветер — больше ничего».
Только приоткрыл я ставни — вышел Ворон стародавний,
Шумно оправляя траур оперенья своего;
Без поклона, важно, гордо, выступил он чинно, твердо;
С видом леди или лорда у порога моего,
Над дверьми на бюст Паллады у порога моего
Сел — и больше ничего.
И, очнувшись от печали, улыбнулся я вначале,
Видя важность черной птицы, чопорный ее задор,
Я сказал: «Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен,
О зловещий древний Ворон, там, где мрак Плутон простер,
Как ты гордо назывался там, где мрак Плутон простер?»
Каркнул Ворон: «Nevermore».
Выкрик птицы неуклюжей на меня повеял стужей,
Хоть ответ ее без смысла, невпопад, был явный вздор;
Ведь должны все согласиться, вряд ли может так случиться,
Чтобы в полночь села птица, вылетевши из-за штор,
Вдруг на бюст над дверью села, вылетевши из-за штор,
Птица с кличкой «Nevermore».
Ворон же сидел на бюсте, словно этим словом грусти
Душу всю свою излил он навсегда в ночной простор.
Он сидел, свой клюв сомкнувши, ни пером не шелохнувши,
И шепнул я вдруг вздохнувши: «Как друзья с недавних пор,
Завтра он меня покинет, как надежды с этих пор».
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
При ответе столь удачном вздрогнул я в затишьи мрачном,
И сказал я: «Несомненно, затвердил он с давних пор,
Перенял он это слово от хозяина такого,
Кто под гнетом рока злого слышал, словно приговор,
Похоронный звон надежды и свой смертный приговор
Слышал в этом «nevermore».
И с улыбкой, как вначале, я, очнувшись от печали,
Кресло к Ворону подвинул, глядя на него в упор,
Сел на бархате лиловом в размышлении суровом,
Что хотел сказать тем словом Ворон, вещий с давних пор,
Что пророчил мне угрюмо Ворон, вещий с давних пор,
Хриплым карком: «Nevermore».
Так, в полудремоте краткой, размышляя над загадкой,
Чувствуя, как Ворон в сердце мне вонзал горящий взор,
Тусклой люстрой освещенный, головою утомленной
Я хотел склониться, сонный, на подушку на узор,
Ах, она здесь не склонится на подушку на узор
Никогда, о, nevermore!
Мне казалось, что незримо заструились клубы дыма
И ступили серафимы в фимиаме на ковер.
Я воскликнул: «О несчастный, это Бог от муки страстной
Шлет непентес-исцеленье от любви твоей к Линор!
Пей непентес, пей забвенье и забудь свою Линор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Дьявол ли тебя направил, буря ль из подземных нор
Занесла тебя под крышу, где я древний Ужас слышу,
Мне скажи, дано ль мне свыше там, у Галаадских гор,
Обрести бальзам от муки, там, у Галаадских гор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Если только бог над нами свод небесный распростер,
Мне скажи: душа, что бремя скорби здесь несет со всеми,
Там обнимет ли, в Эдеме, лучезарную Линор —
Ту святую, что в Эдеме ангелы зовут Линор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
«Это знак, чтоб ты оставил дом мой, птица или дьявол! —
Я, вскочив, воскликнул: — С бурей уносись в ночной простор,
Не оставив здесь, однако, черного пера, как знака
Лжи, что ты принес из мрака! С бюста траурный убор
Скинь и клюв твой вынь из сердца! Прочь лети в ночной
простор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
И сидит, сидит над дверью Ворон, оправляя перья,
С бюста бледного Паллады не слетает с этих пор;
Он глядит в недвижном взлете, словно демон тьмы в дремоте,
И под люстрой, в позолоте, на полу, он тень простер,
И душой из этой тени не взлечу я с этих пор.
Никогда, о, nevermore!
Источник: http://frolenkova19­95.beon.ru/42627-039­-voron.zhtml
воскресенье, 11 ноября 2018 г.
Once upon a time in America lunar witch 16:39:20

Кто сеет ветер, пожнёт бурю.

­­

ONCE UPON A TIME IN AMERICA
(1983)


Фильм "Однажды в Америке" - идёт почти 4 часа, поэтому стоит заранее определиться, располагаете ли вы достаточным количеством времени на его просмотр. Его продолжительность я увидела уже после того как начала смотреть, поэтому деваться уже было не куда и надо было идти до конца, убивая этим кинопроизведением остатки выходного дня. Но усталость и позднее время, не повлияют на моё мнение после просмотра, ведь фильм явно стоит затраченного на него времени.

"Однажды в Америке" с первых минут превосходно передаёт ретро атмосферу: статные мужчины с сигарами и в шляпах, все люди преимущественно в элегантных дорогих костюмах на манер "Великого Гетсби", еврейско-американск­ие мафиозные разборки сотрясающие улицы, жестокое кровопролитие во время тяжелого времени американской истории - "сухого закона", там даже есть та самая ретро-опиумная курильня, замаскированная под традиционный китайский театр! Ну не прелесть ли?

Я даже не догадывалась, что знаю многую музыку из того фильма. Как же много раз её заимствовали другие проекты, без указания первоисточника. Этот невероятный саундтрек-лист - дело рук итальянского композитора Эннио Морриконе. Сам композитор стал известен ещё по культовым фильмам начала 60-х годов, к ним можно отнести "За пригоршню долларов" или "Хороший, плохой, злой" с Клинт Иствудом. Современному же зрителю, весьма далёкому от золотого века Голливуда, Морриконе наверняка запомнился по "тарантиновским" фильмам "Джанго освобождённый" и "Омерзительная восьмёрка" или по итальянской драме "Лучшее предложение".

Подробнее…Фильм имеет большой временной разброс, практически в пол века, так же в нём параллельно присутствуют две сюжетные линии. Пугаться этого не стоит, режиссёрская работа грамотно структурирует события и эпохи.
Отдельно стоит отметить игру Роберта Де Ниро (Лапши), приятно вновь видеть этого актёра в амплуа мафиози. Хоть он тут и не играет легендарного Вито Корлеоне, но Дэвид Ааронсон у него получился ничуть не хуже.

­­

"Дорогой Лапша, хоть ты и прятался у мира в заднице, но мы тебя нашли"


Основное действие фильма "Однажды в Америке" начинается в 20-х годах прошлого века. Дэвид Ааронсон по прозвищу Лапша (Роберт ДеНиро) - обычный подросток из еврейского квартала в Нижнем Ист-Сайде Нью-Йорка. Как и у любого подростка у него есть друзья, с которыми он, пытаясь выжить в том смутном времени, занимается воровством, грабежом и различными аферами. Особенно близко он находит общий язык с Максом Берковичем (Джеймс Вудс), и ребята, проявляя недюжинную сообразительность, поднимаются по преступной карьерной лестнице и банда мальчишек сплочается ещё сильнее.

­­


Будучи повзрослевшим, лучший друг Лапши - Макс, становится одержим подняться с колен суицидальной идеей ограбления федерального резервного банка привет Gta V, а Дебора (Элизабет Макговерн) - девушка в которую Лапша всегда был влюблён, выбрала вместо его любви - карьеру и славу вдали от любимого. "Американская мечта" Лапши рушится и он из хороших побуждений решает спасти хотя бы свою дружбу. Он предаёт Макса и сдаёт его полиции, дабы тот не погиб на этой краже века, а просто отсидел в тюрьме (но мы то с вами помним, что благими намерениями вымощена дорога в ад) Хотел как лучше, а получилось как всегда: всё очень сильно идёт не по плану.

Фильм заканчивается на весьма спорной ноте: главный герой видит проезжающий мусоровоз с цифрой 35 (именно на столько лет Лапша уехал из Нью-Йорка). Мусоровоз словно аллегория на его жизнь - все прожитые им 35 лет всего лишь мусор. Флешбек возвращает нас в ту самую китайскую курильню, замаскированную под театр теней. В финальном кадре Лапша затягивается опьяняющими веществами и искренне улыбается. Может быть, всё что было в фильме - лишь дурманящее опьянение Лапши в попытке оправдания своих действий после предательства лучшего друга, а может это всё было правдой, и, при помощи этой роковой встречи в конце он снял с души тяжкий груз, что висел на нём все эти годы.
Фильм поистине шедеврален.

­­



Подкаст SuitefromOnceUponaTi­meinAmerica.mp3

Категории: #l'opinion
Взято: По-моему здесь сидят люди, которым что-то где-то не светит: в учёбе... затерявшийся в облаках 16:25:59
­Kyo Hayakawa 11 ноября 2018 г. 02:22:46 написал в своём дневнике ­dum spiro, spero
По-моему здесь сидят люди, которым что-то где-то не светит: в учёбе дураки, внешне не красавцы, с работой понты, в инсте не лайкают, в реале не дают, душевнобольные, наркоманы, в целом жизнь по Ризде......даа
Источник: http://niimurakyo.b­eon.ru/44244-058-po-­moemu-zdes-sidjat-lj­udi-kotorym-chto-to-­gde-to-ne-svetit-v-u­chebe.zhtml


Кио прав
Вот вам ваши новости Пeрpи 00:22:13

come with me

Давно не включал рубрику новостей, боясь, что это превратиться либо в обычное нытье, либо в эмоциональную бомбежку. Что ж, ну, это тоже полезно! Мне уже просто надо вылить всё это.

Учебу запустил и нет желания брать её назад в узду. Лишь бы в конце семестра всё вовремя закрыть. Конечно, немного совестно от этого всего, но гад дэм ит, Карл, я так устал.

В общей сложности, остался один с мамкой. Она лежит в больнице города, где я учусь, так что я каждый день прихожу, приношу нужные продукты да и созваниваемся по несколько раз ко дню - ну надо ей общение. При этом после операции она уже который день чувствует себя как-то достаточно противоречиво, первые несколько дне списывали на наркоз, но теперь говорят, мол это так же может быть навеяно резкой сменой погоды, не суть. Ходить она толком не может - противопоказано, максимум разрешают с ходулями в туалет.
В этом же городе есть и наши "родственники" - мамины свекры, родители жены брата. Они даже не позвонили ни разу, чего уж там говорить о каких-то попытках помощи в ухаживании. Ну ок, считай, чужие люди, общаемся/породнилис­ь семьями "всего" почти что пять лет. В четверг мне надо было уезжать домой - тётя, которую мы попросили присматривать за нашими псами пока дома никого, уезжала ранним пятничным утром на все выходные, до утра понедельника. Но как раз в это время жена брата с его дочерью уехали к её родителям - у отчима др в воскресенье. Ну, думаю, как раз меня не будет, Катя позаботится о свекрови если что. Тем более отношения у них хорошие, мама к ним всей душой (по правде, она их намного больше меня лелеет). В итоге она тоже даже не позвонила спросить нужно ли что-то. Сам брат приехал вот только субботним поздним вечером. Вижу, как маме жутко обидно, но она идет на принцип - просить ничего не будет. И мне очень обидно за неё. Говорю брату, мол, че за чухня, можешь же сказать жене, что хоть чисто в гости зайти проведать и спросить че как, если уже не принести нужные лекарства или еду, можно же. На что он отвечает, что они (жена, тёща и дочь) сегодня в ТРЦ гуляют (мы уже в восьмом часу вечера переписывались) и если мелкая не устанет, то они зайдут. Если мелкая не нагуляется, Карл! ТРЦ в 250 метрах (по гугл-картам, напрямую там вообще в два раза меньше) от больницы, Карл!! 250 метров, блять! И я говорю ему, мол, какого черта, брат, поликлиника открыта до восьми, после чего замыкают все двери на замки и всё! А уже прям без двадцати минут восемь было. Почему нельзя было зайти до того, как идти в ТРЦ, до того, как мелкая устанет? И он такой типа: "Ну, шо ж)))". В общем, пусть только попробует завтра не прийти. А об этом он мне сказал, типа, приедет, если будет чем добраться. Если будем чем добраться, Карл))) Просто напомню, что сегодня его жена нашла чем добраться до ТРЦ. Вот вам и любимый ребенок в семье, мать твою. Дико обидно за маму. Лежит человек такой, чувствует себя брошенным. А ещё брошенным чувствую себя я.
До этого брат звонил маме каждый/через день, а мне вообще признаков жизни не подавал - конечно, зачем, ведь я всего лишь затариваюсь всем, что нужно для как-бы общей мамы, а всем известно - студенты народ богатый, да и кушать им незачем, на транспорт деньги не нужны - и пешочком пройдут куда надо. Да и морально поддержать младшую сестру - тоже лишнее, зачем? Сама справится! Только двоюродная сестра время от времени звонит и волнуется. Потому что когда она лежала в другом городе на сохранении, гонцом доброй воли так же был я, мотаясь к ней постоянно, передавая передачки от её родителей и выполняя какие-то беременные заскоки. В то время, как её муж забил на неё и попросту начал активно жить с другой, приехав за несколько месяцев раз или два. Так что, думаю, она понимают как чувствует себя мама. И как чувствую себя я.

Что же касается моего состояния.. описанная выше ситуация очень меня убивает. Мне тяжело видеть такой маму, потому что я отчетливо помню, как видел таким отца. Тоже летал к нему каждый день - до работы, после, вечерком. Проводил в больнице очень много времени. Даже дедульки, которые вечно "на перекур" выходили, быстро запомнили меня и говорили, мол, вот эдакая хорошая девочка - ходит за отцом ухаживать. Жаловались, мол, вот бы их дети/внуки такие были. И что в итоге? Отец умирает, у меня затяжная клиническая депрессия. А теперь мать в таком же состоянии. И снова я сутками в больнице. И снова я за всем этим наблюдаю. С момента, как маму положили в больницу, у меня пропал сон. Да, бессонница. Ложусь спать, вырубаюсь минут на 20 и резко подскакиваю, как в жопку ошпаренный. И всё, и больше не могу уснуть сколько бы не лежал. За неделю удалось только раз более-менее нормально поспать. Часто просыпаясь, но снова уходя в сон. Сказать, что совокупность всех этих факторов сбивает с ног - ничего не сказать. Голова каждый день как ошалелая, трещит по швам. От этого и настроение паршивое, и общее состояние совершенно никакое. Обессилен. Но продолжаю делать вид, что всё норм. Потому что сейчас у мамы только я.
На фоне стресса ещё и простудиться умудрился. Температура и легкий насморк, горло красное как у обезьяны задница... Ммм, осенняя романтика. Теперь, вместе с бахилами, надо будет ещё и маску себе купить. Не хватало только позаражать всех.
И да, я действительно чувствую себя виноватым, что в такой ситуации слишком много думаю о себе, хотя голова должны быть забита совсем не тем.

Так вот, да, сейчас мне и правда как-то совершенно не до учебы, да простят меня преподы. Хочется укутаться в одеялко и чтоб всё было хорошо.

­­
суббота, 10 ноября 2018 г.
The First Noel (With Lyrics) Наташа Стефанчикова в сообществе Theosophic 18:34:16
­­
.  
­­


Деревня Петлёвка - небольшой населенный пункт, доживающий свои последние годы. До ближайшего города пять часов езды по трассе, по обе стороны от которой - лес. В деревне есть небольшая церковь, неподалёку от которой - кладбище, также есть небольшая местная библиотека и магазин. Электричество проведено, но не во все дома, такая же истории с водопроводом - многие жители всё ещё набирают воду с колонок. Можно сказать, что деревня окружена лесом, недалеко от неё протекает река Шумник, ещё один местный водоем - Голубое озеро.
Что же до странных событий: как минимум три раза в год в лесу пропадают люди или же домашние животные (причем животные идут в лес целенаправленно, будто их туда что-то тянет). В купальный сезон в местном озере нередко тонут люди, среди местных жителей ходят легенды, что в озере живут водяные или русалки. Кроме того - некоторые рассказывают о том, что видели тонких, похожих на лошадиные скелеты, существ, рост которых был около 2 метров, ходили они на двух ногах, были обвешаны лохмотьями. некоторые видели этих существ на болотах, другие - ночью за своим окном.
Деревню ночами скрывает густой туман, наползающий с болот, так что в темное время суток никто старается не выходить на улицу. В прошлом месяце прямо посреди деревни появилась небольшая трещина в земле, ни каких землетрясений или чего-то подобного не было, затем из деревни пропал местный священник, который, по слухам, просто растворился в тумане или же был похищен некими адскими существами. Что странно - после этого трещина в земле пропала.




Онлайн: http://petlevka.beo­n.ru/0-7-onlain.zhtm­l
Новости: http://petlevka.beo­n.ru/0-8-novosti-ot-­pochtal-ona.zhtml
Отношения: http://petlevka.beo­n.ru/0-9-otnoshenija­.zhtml
Флуд в альбоме
четверг, 8 ноября 2018 г.
хаул in dispair Bitljuice 22:51:32
потому что я не знаю, как говорить о своей боли. я не умею называть это все словами.
я знаю заученный текст, который состоит из терминов. я все так же могу говорить только обрывками чужих фраз
я привык проживать свое страдание один. может ли быть что-то, с чем я не справлюсь? не знаю.
я не умею плакать в присутствии другого, я не умею выплакаться, чтоб стало легче. кому? к кому я могу пойти?
когда я плакал, на это не обращали внимания и я учился успокаиваться сам. нет смысла кричать, если все равно никто не придет
когда появились те, кто пробовали утешить меня - слез было столько, что они не выдерживали и уходили.
ярости и обиды было столько, что никто не мог увидеть дна
я черчу вокруг себя круг уже много лет, и все чужими словами, которыми, кажется, можно по кусочкам собрать картинку моей боли
и я лежу один в номере, прячусь сам от себя в больших подушках.
обними меня. позови меня к себе. приедь ко мне. скажи, что я тебе нужен. я не знаю, кто ты. просто побудь со мной. просто приедь.
тебя нет, за твоей красивой улыбкой я не смогу увидеть тебя. мне неинтересно, кто ты на самом деле
я вижу только свой голод и очередного кого-то, который выбирает не меня.
здесь происходит какой-то сбой. встреча может произойти только тогда, когда ты готов предъявиться своей уязвимостью
вот. на. смотри, я готов. но я который раз слышу, что ты не готов. сколько уже таких было
мне хочется исчезнуть, мне хочется тебя уничтожить, мне хочется делать больно за все
за всех, кто так и не стал мне домом, за всех, кто не смог заполнить мою пустоту
я выныриваю в реальность, где все оказывается ненастоящим и мне не за что тебя винить
я не знаю тебя и не хочу узнавать
я только хочу быть согретым, но это не поможет. я все равно начну все разрушать
все, на что я могу надеяться - это новые песни, в которых подберут слова для моей боли
я устал ждать


я знаю, что это страшно - видеть, как кто-то готов развалиться у тебя на руках
но я хочу, чтобы это сделал ты

скорее всего, через неделю все это закончится, даже не начинаясь
будет четвертый, пятый
не знаю, на сколько меня еще хватит

Музыка SO BAD
Категории: Внутри мелового круга.
как разгадать ту или иную штуку IchNicht 14:56:00
 Кейнворд — разновидность кроссворда, где каждой цифре или числу соответствует определённая буква. Ключевое слово поможет расшифровать все остальные.

Чайнворд — цепочка слов, следующих одно за другим. Каждая последня буква предыдущего слова является начальной буквой последующего.

Анаграмма — слово, образующее другое слово при перестановке букв (Муар-Амур, кулак-кукла).

Метаграмма — слово, образующее другое слово при замене одной буквы другой (волос-колос).

Логогриф — слово, образующее другое слово, если в нём убрать или добавить одну букву (краб-раб, рука-рубка).

Криптограмма — определить зашифрованное слово и каждую букву этого слова подписать в соответствующем порядке над цифрами данного ряда. Затем отыскать эти цифры на рисунке криптограммы и заменить их соответствующими буквами.

Венгерский кроссворд — нужно найти слова, уже написанные в сетке. Слова "ломаются" в любом направлении, кроме диагонали, и нигде не пересекаются.

Венецианский кроссворд — нужно не только найти в нём ответы, но и правильно расположить их в сетке. Проставляется только часть пустых клеток.

Судоку — японская головоломка. В ней используется только девять цифр от единицы до девяти; игровое поле частично заполнено ими. Нужно заполнить оставшуюся част так, чтобы ни одна цифра не повторялась ни в одной строке, ни в одной колонке, ни в одной из девяти рамок 3х3.

Минисудоку — так же, как и судоку, только с цифрами от единицы до шести. В минисдоку икс цифры не должны повторяться и в больших диагоналях.

Хитори — японская игра. Нужно закрасить некоторые ячейки так, чтобы не было двойных цифр ни в вертикальном, ни в горизонтальном рядах. Зачёркнутые ячейки не должны контактировать друг с другом, кроме как по диагонали. Остальные ячейки должны быть связаны вертикально или горизонтально, создавая единую ргуппу.

Какуро — нужно вписать цифры от единицы до девятки во все ячейки игрового поля так, чтобы они образовали указанные в особых ячейках суммаы (в нижнем углу клетки — сумма вертикали, в верхнем — горизонтали). Для создания одной суммы нельзя использовать дважды одну и ту же цифру.

Категории: Этоинтересно, Ннада, Советы, Интереслова
American History X lunar witch 13:13:17

Кто сеет ветер, пожнёт бурю.

­­

AMERICAN HISTORY X
(1998)


Я долго сомневалась смотреть мне этот фильм или нет, но увидев, что одну из главных ролей играет Эдвард Нортон, чаша весов с небольшим перевесом склонилась в сторону "смотреть". Я очень отрицательно отношусь к идеологии нацизма в принципе, поэтому была морально готова к тому, что совершенно не получу от фильма удовольствия, просто поставлю напротив него галочку и уберу в самый дальний ящик своего сознания.
Начав просмотр, я не была удивлена, что в сюжете поднимается не только тема нацизма, но и идущего с ним бок о бок расизма. В первые десять минут нам показывают открытые территориальные конфликты между скинхедами и социальными паразитами (с) Дерек "цветными". Я априори не страдаю толерастией или любым другим предвзятым убеждением, поэтому не испытывала никаких эмоций в моменты побед одних над другими.

Подробнее…
­­


С первых минут фильм начинается предысторией к сюжету, и рассказывает зрителям как главный герой скинхед Дерек Виньярд (Эдвард Нортон) попадает в тюрьму за убийство двух чернокожих, что вломились на его частную территорию. Его возвращения ждут бритоголовые друзья, мать, сёстры и младший брат - Дэнни (Эдвард Фёрлонг), который всеми силами пытается продолжить дело брата, а именно проникается культурой нацизма и заводит себе друзей в этой среде.
В самом начале сюжета добрый директор-афроамериканец Боб Суини (Эвери Брукс) жалеет мальчишку Дэнниэла за его дерзкую выходку в школе, и задаёт ему на дом написать сочинение про своего брата Дерека, про то, как он повлиял на него и его мировоззрение. Так что некоторую часть повествования мы видим именно как воспоминания из жизни подростка.

Главного героя Дерека мне совершенно не жалко, он изначально играл с огнём и осознанно шёл к разрушению не только своей личности, но и жизней членов своей семьи. В то время как его младший брат только лишь пытался сыскать одобрения старшего брата, это не его мир, это не его идеология и она никогда ей не была. Несмотря на внешние шипы, мальчик очень добрый: он искренне дорожит своей семьёй, старается защитить всех тех, кого обижают и унижают, такой цветок среди кучи мусора.
Удивительно обыграна духовная связь двух братьев и их любовь друг к другу. Дэнни очень переживает о том, что это из-за него его брат попал в тюрьму, в то время как Дерек выходит из культа отчасти благодаря Дэнни, он искренне не хочет, чтобы того постигла та же участь, что и его.

Нить ненависти в фильме обвивает всех персонажей и передается из поколения в поколение: от старших к младшим. У всех героев разные причины ненавидеть друг друга и я не сильно хочу вдаваться в глубинные описания персонажей, поэтому затрону только представителей бритоголового социума. Они обвиняют во всех негативных ситуациях вокруг именно цветных, а Дерек и его брат, не смотря на то, что оба очень умные люди, и все же они оба втянуты в этот искажённый образ мышления, что к стати является неплохим уроком для нас всех, насколько просто обратить человека в другую идеологию, особенно если это пытается сделать близкий человек.

Директор-афроамериканец Боб Суини представляет из себя школьного лидера, который активно принимает участие в жизни своих учеников. Пускай это клише, но согласитесь, этот персонаж очень освежает сюжет. Его сцены с братьями очень трогательные и искренние, тут можно отчётливо проследить, какое влияние может оказать добро и сострадание в борьбе с ненавистью, проявленной в фильме. Возможно, это послание всем, кто занимается работой с детьми: боритесь с подростковой агрессией и настраивайте молодых людей на верный путь.

В конце фильма, под съемки вечернего Лос-Анджелеса, Дэнни заканчивает текст своего сочинения фразой:
"Дерек говорит, что сочинение нужно заканчивать цитатой. Все твои мысли кто-то другой уже выразил, лучше тебя. Так что, если не знаешь, что сказать позаимствуй у великих: Ненависть - слишком тяжелый багаж. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на зло. Оно того не стоит."

­­

"Я верю в смерть, разрушение и хаос, мерзость и алчность"


Нет абсолютного зла, есть оступившиеся люди.


Подкаст AmericanHistoryX01Am­ericanHistoryXSoundt­rack.mp3

Категории: #l'opinion
12:32:26 lunar witch
youtu.be/ya10UH1UdTk
Крик ни о чем Lensli Folard 05:31:32
­­


Вот уже через несколько часов я должна быть в универе,
должна в очередной раз пробовать сдать блядское семейное право,
учила несколько дней, тратила свое время на то, чем не хочу заниматься.
Собственно все как всегда, люблю свою жизнь, но блядь...
В голове на самом деле дикое перекати поле. Степь, пустыня...
И пусть оно так остается, потому что когда я начинаю думать, работать головой,
нежелательные мысли подобно цунами захлестывают меня с головой.
Звучит как-то по-пидорски, по-ванильному, но это так.
Я опять не спала до пяти утра, я опять думала о всякой хуйне.
И меня это дико напрягает.
Если кому-то рассказываю о своих мыслях, то начинается "Найди в себе силы", "потерпи", "это временно".
Блядь, да я знаю что это временно! Но сука где найти эти силы?
Где найти ебучую смелость реализовать все свои идеи и мысли?


Музыка Джарахов - Боль
Категории: Мысли


"в ладонях" > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
хрен скашу
фотографии комментируй х0
сережку на языке мне батя помню зас...
пройди тесты:
Кто ты из Н2О?
не пробудившаяся вампирша 12
читай в дневниках:
у себя спроси !
Нинада ругаться :с верь тождику, всё...
вы оба заебали захлопнитесь уже кто...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх